«Нельзя управлять финансовой системой страны исключительно из Москвы»

Бизнес-газета «Наш регион — Дальний Восток» № 07 (106), июль 2015

 

Говорить о промышленном развитии Дальнего Востока можно долго. Более того, можно вести речь о привлечении самых серьёзных инвесторов. Но всё это должно базироваться на чётких финансовых инструментах, причём не только федеральных, но и региональных, поскольку любой инвестиционный интерес должен подкрепляться именно финансовым потенциалом конкретной территории. Об этом и не только об этом мы и побеседовали с генеральным директором Республиканского специализированного регистратора «Якутский фондовый центр» Альбиной ЧЕРЕПАНОВОЙ.

Пионеры рынка

Альбина ЧЕРЕПАНОВА:
«Нельзя управлять всей финансовой системой страны исключительно из столицы. Негативных примеров, связанных с такой моделью управления, у нас более чем достаточно. Всё это — результат финансовой несбалансированности. Поэтому проблему нужно решать. В том числе и путём формирования крупных финансовых центров именно в регионах. И наш ЯФЦ может сыграть в этом плане серьёзную роль».

 

Альбина Прокопьевна, ЯФЦ можно назвать пионером среди тех компаний, которые формировали фондовый рынок России. Наша газета уже рассказывала о том, что ваш центр был образован в начале девяностых. И в то время в стране насчитывалось порядка шести сотен специализированных регистраторов. Сейчас их осталось не более сорока, в том числе и ваш. Такое сокращение — это нормальный процесс?

— Думаю, да, это процесс абсолютно нормальный. Ведь задача по формированию фондовых рынков была выполнена, причём в рекордные сроки. Мне довольно часто приходится общаться с коллегами из развитых зарубежных стран, и я всегда с гордостью говорю — господа, на ту работу, которая у вас заняла, как минимум, полтора столетия, у нас ушло всего два десятка лет. Хотя нам всё пришлось делать, что называется, с чистого листа.

Более того, мы не просто проводили первые ваучерные аукционы, но и создавали идеологию всего приватизационного процесса. В итоге современная фондовая система России ничем не уступает аналогичным системам США, Великобритании и других государств. Этим, действительно, можно гордиться. Что же касается сокращения количества специализированных регистраторов, то тут всё понятно — фондовый рынок был не только создан, но и упорядочен. Всё это привело и к минимизации количества игроков. По сути, остались самые серьёзные участники, и мы в том числе. Говорю об этом опять-таки с гордостью.

— А на Дальнем Востоке, кроме вас, аналогичные структуры работают?

— Только в качестве филиалов московских специализированных структур. Мы являемся единственным независимым регистратором во всём Дальневосточном федеральном округе (ДФО).

Системный перекос

— Но ведь география вашей деятельности охватывает не только ДФО? Я не ошибаюсь?

— Не ошибаетесь. У нас есть несколько собственных филиалов, два из которых работают в Новосибирске, и по одному — в Бурятии, Хакассии и Алтайском крае.

— Планируете ли вы развивать филиальную сеть?

— Безусловно, это является одной из серьёзных составляющих нашей работы. Особенно с учётом ускоренного характера промышленного развития Дальнего Востока. Многие ведущие производственные структуры — неотъемлемые участники фондовых рынков. Поэтому наш опыт тут может оказаться весьма востребованным. Тем более что уже возник некий финансовый перекос, связанный с формированием крупных финансовых площадок не в регионах, а в Москве.

Судите сами, Дальний Восток занимает почти половину территории России. Здесь добывается большая часть полезных ископаемых. Тут работают едва ли не все игроки промышленного рынка страны. Однако финансовый формат остаётся главным образом московским. И это зачастую отражается на состоянии всей региональной экономики. Поскольку нельзя управлять всей финансовой системой страны исключительно из столицы. Негативных примеров, связанных с такой моделью управления, у нас более чем достаточно.

— Каких, например?

— Да возьмём хотя бы региональные авиакомпании. Без которых, кстати, немыслима жизнь в отдалённых регионах России. Особенно на Севере, где по-прежнему остаётся множество мест, куда только самолётом и можно долететь. Ведь зачастую картина получается, без преувеличения, страшная. Самолётные и вертолётные парки изношены до предела. Пройдёт немного времени, и территории лишатся своей авиации. И это, кстати, тоже результат финансовой несбалансированности. Та же история происходит и с региональными страховыми компаниями, та же история происходит и с региональными банками. И, конечно же, проблему нужно решать. В том числе и путём формирования крупных финансовых центров именно в регионах.


Расширяя возможности

— Такие перспективы на Дальнем Востоке есть?

— Да, есть. В том числе речь идёт и о возможности серьёзного развития нашего Якутского фондового центра. Не случайно глава РС (Я) Егор БОРИСОВ поддержал наше стремление распространять свои возможности и свой опыт на другие российские регионы.

— Какие регионы вы рассматриваете для себя в качестве перспективных?

— Мы будем рассматривать, насколько сможем занять те или иные отраслевые позиции в конкретных субъектах. На сегодняшний день мы обслуживаем более 400 эмитентов. Вот и будем изучать, каковы перспективы по увеличению объёма эмиссии в других регионах. Например, в Забайкальском крае, в Магаданской или Еврейской автономной областях и так далее. Тут ведь многое зависит от экономической ситуации в каждой территории. Это вопрос серьёзный.

Но с другой стороны, когда мы, как говорится, заходили в Новосибирск, Хакассию, Бурятию и на Алтай, тоже были определённые трудности. Однако мы с ними справились, и теперь наши филиалы работают весьма успешно. Думаю, справимся мы и с дальнейшим расширением профильной географии.

Профессионалы есть

— Губернаторы каких регионов восточной России, на ваш взгляд, могли бы поддержать вашу идею?

— Ну, этот вопрос нужно адресовать самим губернаторам. Я пока знаю, что «региональную» идеологию в этой связи поддерживает, как это уже и было отмечено, глава нашей республики. Да и остальные руководители субъектов производят впечатление профессионалов высокого уровня. Например, губернатор Забайкальского края Константин ИЛЬКОВСКИЙ. Как вы, наверняка, знаете, он всю сознательную жизнь работал в производственном секторе, а также в органах исполнительной и законодательной власти нашей республики. Наш земляк, в прямом смысле этого слова.

Вызывает большие симпатии губернатор Магаданской области Владимир ПЕЧЕНЫЙ. Человек с большим опытом управления именно северной территорией, прекрасно разбирается в региональной специфике. Большой опыт работы временно исполняющего обязанности губернатора ЕАО Александра ЛЕВИНТАЛЯ вызывает уважение. Всё-таки столь высококвалифицированные экономисты не часто оказываются во главе субъектов Федерации. Врио губернатора Сахалинской области Олег КОЖЕМЯКО крайне интересен в качестве первого лица территории. Не случайно его уже называют региональным кризис-менеджером. Человек последовательно возглавляет уже третий дальневосточный регион. А это дорогого стоит. Впрочем, практически все первые лица дальневосточных субъектов — это, действительно, профессионалы высокого уровня. И это радует.

— Вы планируете встречи с кем-то из этих людей?

— Не могу ответить на этот вопрос. Тут всё, как вы понимаете, будет зависеть от многих факторов. Но мы всегда стремились выстраивать с властью конструктивный диалог. Речь идёт о работе на пользу всего Дальнего Востока. А для нас это — однозначный приоритет.

Рынок сформирован

— Вы сказали, что обслуживаете 400 эмитентов. А сколько эмитентов обслуживается у тех же московских специализированных регистраторов?

— А тут, действительно, показательная картина получается. В «столичном» случае речь идёт о нескольких тысячах эмитентов. На всю страну. А мы обслуживаем в десять раз меньше эмитентов, но зато всего в пяти субъектах Федерации. Такие вот получаются пропорции. И говорит это лишь о том, что мы можем ещё долго наращивать свой потенциал.

— Давайте вернёмся к вашей истории. Это правда, что благодаря ЯФЦ жители Якутии в своё время получили возможность участвовать в приватизации нескольких крупнейших государственных предприятий?

— Правда, но я бы тут скорректировала цифру — речь шла не о нескольких, а о более чем ста предприятиях. Среди них были и такие гиганты, как «Атоммаш», «Ростелеком», «Сургутнефтегаз», РАО ЕЭС России и многие другие. И хочу подчеркнуть это ещё раз — сама приватизация проводилась в уникальных условиях, когда не была отработана ни правовая, ни методическая база. Всё нами делалось с нуля. Но со своими задачами мы справились. И, к примеру, во время проведения IPO АК «АЛРОСА» нам уже было значительно легче. Хотя работа тоже шла чрезвычайно серьёзная, причём одновременно и в Москве, и в Якутске, и в Мирном. Но к этому времени фондовый рынок России уже был полностью сформирован. Да и мы уже обладали, без преувеличения, колоссальным профильным опытом. Словом, всё меняется так или иначе, но в лучшую сторону.


О Якутии

— Какова ситуация в ЯФЦ с ценными бумагами?

— Могу констатировать, что у нас учитывают свои ценные бумаги более 350 тысяч акционеров и 430 предприятий. Это если брать во внимание всю нашу структуру, вместе с филиальной сетью.

— А каковы ваши позиции непосредственно в Якутии?

— Всё просто — ЯФЦ по-прежнему остаётся основной структурой, которая обслуживает практически всех республиканских эмитентов.

Серьёзный базис

— Что нужно для формирования крупной региональной финансовой площадки?

— Да интерес нужен в первую очередь. Возможности-то для этого как раз есть. По крайней мере, в Якутии — это уж точно.

— Что вы имеете в виду?

— Начнём с того, что крупная финансовая площадка — это совокупность нескольких интересов: непосредственно финансового, а также фондового, инвестиционного и страхового. Это — очевидный базис. Так вот у нас в регионе он, этот базис, уже сформирован. Непосредственно финансовый блок тут мог бы стать сферой ответственности крупного игрока рынка — Алмазэргиэнбанка. Это проверенная и надёжная структура, обладающая к тому же серьёзным ресурсным объёмом. Все фондовые вопросы мог бы взять на себя, разумеется, ЯФЦ. С нашим потенциалом и опытом мы можем решать задачи любого уровня сложности.

Что же касается инвестиций, то есть Республиканская инвестиционная компания, которая уже реализует самые амбициозные профильные проекты. Преимущества РИК очевидны всем, кто хоть немного знаком с историей вопроса. Ну а региональная страховая компания «Стерх» известна далеко за пределами нашей территории. И все аспекты, связанные со страхованием, окажутся в более чем надёжных руках. Так что вот она, основа для формирования той самой дальневосточной финансовой площадки нового поколения. И выиграют от такой конструкции все — и государство, и субъекты, и бизнес, и люди. Я в этом твёрдо уверена.

Механизмы отработаны

— В интервью нашей газете вы как-то сказали, что ЯФЦ в определённой степени стоит на страже прав акционеров. Что имеется в виду?

— Я вам так скажу, одна из наших ключевых задач — это как раз защита акционеров и их собственности от всевозможных юридических коллизий, а также минимизация корпоративных рисков. Впрочем, это частности. Мы же говорим о более серьёзной, системной деятельности. Ведь страховка от рисков — это полдела, гораздо важнее разработать такой механизм эффективного корпоративного управления, который позволит не только избавиться от многих серьёзных проблем, но и естественным образом повлияет на повышение ликвидности акций.

— И создание таких механизмов — также ваша задача?

— Я бы сказала, это наша текущая работа. Наши будни, если хотите.

— Отражается ли эта деятельность на инвестиционной привлекательности якутских эмитентов?

— Безусловно! И выигрывают не только эмитенты, но и вся республика, ведь речь идёт о реальном повышении инвестиционного потенциала территории. Плюс ко всему фондовый рынок Якутии создал условия для перераспределения капиталов в наиболее эффективные отрасли.

И люди, и политика

— По мнению многих руководителей республиканских предприятий, вы смогли создать коллектив профессионалов высокого уровня. Как вам это удалось?

— Этому, я думаю, способствовал как раз уникальный уровень решаемых нами задач. Чем сложнее задачи — тем профессиональнее специалисты. Плюс ко всему эксклюзивность нашей работы всегда даёт возможность проявить себя как раз креативным людям. Ну и, конечно же, работа с ценными бумагами эмитентов подразумевает, что каждый наш сотрудник — это не только высококвалифицированный профессионал, но и порядочный человек. Для других у нас просто нет места.

— Видимо, у вас нет и кадровой текучки?

— А её в наших условиях и не может быть. У нас, действительно, сложившийся коллектив, со здоровой корпоративной основой.

— Альбина Прокопьевна, вы являетесь не только руководителем ЯФЦ, но и лидером республиканского отделения политической партии «За женщин России». Ваша политическая деятельность вам в работе не мешает?

— Скорее, помогает. На мой взгляд, к тому же фондовому рынку нельзя относиться как к некоему исключительно прикладному механизму. Ведь ситуация зависит от многих факторов, в том числе политических и социальных. Так что я имею возможность видеть полную картину происходящего в нашем обществе. Не говоря уж о том, что нормальная (я это подчёркиваю — нормальная) политика — это всегда интересно. Люди нуждаются в здоровых политических силах, в порядочных политиках. Поэтому у нашей партии в Якутии есть серьёзное будущее. Это подтверждают выборы всех уровней, на которых мы зачастую опережаем даже давно оформившиеся движения. Но главные победы у нас ещё впереди.

Беседовал Александр МАТВЕЕВ

©Якутский Фондовый Центр 2015